УСПЕХИ "ТОЛЬЯТТИАЗОТА" - В ЕГО МЕНЕДЖМЕНТЕ

Россию в очередной раз не впустили в ВТО. Не сбылись надежды химиков и металлургов на более эффективный экспорт, перед которыми на повестке дня все еще остается задача преодоления неравной с зарубежными фирмами конкуренции. Жесткая тарифная политика и антидемпинговые расследования, проводимые правительствами многих стран в отношении российских производителей, не позволяют стране в полной мере реализовать свой экспортный потенциал.

Против эффективности внешней торговли и на рост себестоимости продукции работают такие объективные факторы, как наши большие расстояния и соответственно высокие транспортные расходы, а также отечественная бюрократия, мало склонная к позитивным управленческим переменам. В арсенале же конкурентной борьбы у россиян пока еще остаются относительно невысокие цены на энергоносители, грамотные кадры и умеренные зарплаты работников. Однако одним из главных факторов успешного выживания и развития для предприятия в эпоху промышленной интеграции и ВТО остается грамотный и профессиональный менеджмент.

Хотя эти рассуждения верны для всех отраслей, но в этой статье поговорим о роли личности в истории отечественной аммиачной отрасли - о руководителе ОАО "Тольяттиазот" Владимире Махлае и о становлении этого предприятия.

Итак, биография Махлая

Она на первый взгляд самая обычная для директора-производственника советского периода. Родился Владимир Махлай в 1937 году в городе Губахе Пермской области в семье рабочего-шахтера. Уже в 16 лет он начал свою трудовую биографию в качестве ученика токаря в Центральных электромеханических мастерских шахты им. Калинина, а затем был призван в армию. Службу моряком-подводником в течение пяти лет проходил на Тихоокеанском флоте. Демобилизовавшись, Махлай вернулся на Губахинский химический завод, где продолжил свою трудовую карьеру помощником машиниста. Затем было два высших учебных заведения: Пермский политехнический институт (1965 год), где он стал инженером, и Уральский политехнический институт (1975 год), давший ему образование управленца.

При этом учебу он весьма успешно совмещал с работой. В свои 36 лет, в 1974 году, Махлай стал директором Губахинского химического завода и за 11 лет сделал его одним из ведущих предприятий в отрасли. Были построены производство формальдегида мощностью 140 тысяч тонн, производство уротропина, совершенно новое для страны производство пентаэтрита. Построены производства капролина, карбамидоформальдегидных смол Именно тогда под его руководством был построен в Губахе один из крупнейших в мире комплексов по производству метанола с годовой мощностью 750 тысяч тонн этого продукта. Строил Махлай мосты, дороги, больницы, поликлиники, пионерский лагерь химзавода считался лучшим в области Под руководством Махлая Губаха получила не только новый водозабор, но и уникальный двухниточный водовод длиной 18 километров, из которого воду пьют и сегодня.

По советским меркам это была очень даже неплохая карьера новатора-производственника, и жизнь Махлая в тот период представлялась как вполне сложившаяся и связанная, как он полагал, в дальнейшем с Уралом. Однако в 1985 году по направлению ЦК КПСС и Правительства СССР Владимир Махлай возглавил "Тольяттиазот", который на тот момент среди предприятий химической отрасли числился в заведомых аутсайдерах.

Дело в том, что этот завод, несмотря на свою короткую историю, имел достаточно сложную в производственном и организационном плане судьбу. Спроектирован и построен он был в начале 70-х годов в результате соглашения об инвестициях Правительства СССР с известным и давним "другом" Страны Советов миллиардером Армандом Хаммером. Причем построен существующими тогда как бы "ударными" темпами, а значит, с множеством недоделок и упущений. Тем не менее в Тольятти появилось в перспективе достаточно мощное и экспортно ориентированное азотное производство, связанное аммиакопроводом с украинским портом Южный, что около Одессы. Там же, в Одессе был сооружен Припортовый завод с хранилищем аммиака на 120 тысяч тонн.

В самом факте этого строительства со стороны Америки не было никакого альтруизма. Просто Хаммер являлся владельцем корпорации Oxdental Petroleum, крупнейшего в США производителя аммиака и минеральных удобрений. Однако к моменту прихода Махлая на "Тольяттиазот" дела на нем шли не то что ни шатко ни валко, а вообще провально. Под угрозой были выполнение экспортных поставок и отгрузка продукции на внутренний рынок. Собственно говоря, из-за этого на предприятие и требовался новый энергичный руководитель.

Проблемы были как организационного, так и чисто технологического плана. Несмотря на то, что с момента пуска завода прошло уже пять лет, из шести агрегатов аммиака работали только два, да и те постоянно ремонтировались. Аварии и выход из строя оборудования стали нормой, чему способствовали и человеческий фактор, и серьезные проектные недоработки. Отсутствие собственной ремонтной базы ставило в зависимость эксплуатационников: агрегаты практически не вылезали из аварийных остановок. О социальном развитии ТоАЗа, несмотря на то что на дворе был так называемый развитой социализм, говорить не приходилось. Так, из месяца в месяц производственный план хронически не выполнялся, а на всех уровнях советской и партийной власти это предприятие немилосердно критиковалось

Новому руководителю исправлять надо было не только системные ошибки, заложенные при проектировании, но и хозяйственную безалаберность, доставшуюся от прежнего руководства. А начинать пришлось с усиления ремонтно-механической базы, укрепления служб энергетика и метролога. Немало усилий заняла переподготовка персонала. Одновременно плотно и жестко стали работать над устранением проектных ошибок и совершенствованием технологии. Времени на раскачку не было. Владимир Махлай вместе с обновленной командой из профессионалов достаточно быстро провел огромную работу во всех сферах деятельности завода. Уже через четыре года ТоАЗ стал предприятием с солидным техническим и экономическим потенциалом.

Тот советский период работы для Владимира Махлая оказался отмеченным весомыми государственными наградами: медалью "За доблестный труд", двумя орденами Трудового Красного Знамени и орденом "Знак Почета". А предприятие окрепло не только технологически, но и в социальном плане. Рабочие получали новые квартиры в домах, построенных "Тольяттиазотом". Строились детсады, школы, медсанчасть, что также являлось заслугой в первую очередь его директора, который выбивал фонды, ходил по коридорам партийной власти и требовал должного к работникам завода отношения в плане жизни и быта. К началу рыночных реформ "Тольяттиазот" подошел лидером химической отрасли с весьма неплохими экономическими и социальными перспективами.

Эпоха перемен и работа в новых условиях

Тем не менее первоначально, в эпоху построения рынка и приватизации, не обошлось без проблем - предприятию периодически отключали газ, перекрывали аммиакопровод с целью сломить руководство и попытаться растащить завод по частям и сусекам. Однако у "претендентов" на завод фокус с нахрапистым "черным переделом" не прошел. И хотя это была ожесточенная борьба, Владимиру Махлаю и работникам удалось сохранить контроль над "Тольяттиазотом". Впрочем, не только сохранить, но и диверсифицировать и преумножить его производство.

В те неспокойные в хозяйственном плане годы мрачный тон задавали неплатежи, совершенно жуткая инфляция и отсутствие для подавляющего числа предприятий промышленного сектора каких-либо инвестиционных перспектив. Именно этим и был обусловлен тот развал отраслей промышленности, который в ряде секторов экономики не преодолен до сих пор. С ТоАЗом же дело обстояло иначе. Весь предыдущий опыт управленца подсказывал Махлаю, что для предприятия крайне необходима диверсификация производства. И "Тольяттиазот" из своей прибыли и поначалу немногих кредитов стал активно и успешно инвестировать средства в перспективные проекты.

В сфере строительной отрасли были построены и запущены в эксплуатацию предприятия по производству керамического кирпича мощностью 60 миллионов штук в год, керамической плитки мощностью 700 тыс. м2/год, фритты для керамической плитки, керамической черепицы мощностью 10 млн. шт./год, огнеупорных материалов австрийской фирмы "Плибрико", оконных и дверных блоков из ПВХ мощностью 5150 м2/год, стеклопакетов. Было налажено производство мрамора на Урале мощностью 75 тыс. м2/год и изготовление древесно-стружечных, древесно-волокнистых плит и плит МДФ на Шекснинском комбинате древесных плит.

Впрочем, этим список не исчерпывается. Успешно функционирует производство полиэтиленовой пленки мощностью 1600 тонн/ год, построен и введен в эксплуатацию речной порт в Комсомольском районе г. Тольятти. Не остался в стороне и быт: давно осуществляется производство мебели (спальни, кухонные гарнитуры, офисная мебель и т.п.), изготовление трикотажных изделий в г. Губахе; в годы жесточайшего дефицита успешно работала линия по сборке телевидеоаппаратуры фирмы Samsung. Собирались даже автобусы марки "Икарус". Как результат, в последние годы ТоАЗ стал собственником целого ряда предприятий и фактически создал финансово-промышленную группу, в составе которой банки, инвестиционные компании и предприятия промышленного и сельскохозяйственного производства.

При реструктуризации и диверсификации не остались в стороне нужды и перспективы самого азотного завода. Осуществлены монтаж и пуск в эксплуатацию 7-го агрегата аммиака АМ-76, установки получения карбамидоформальдегидной смолы (КФС) мощностью 12 тыс. тонн/год, установки получения аммиачной воды, двух установок получения водорода из продувочных газов производства аммиака. Была значительно расширена и модернизирована ремонтная база, проведена реконструкция агрегатов аммиака и карбамида. Запущено в эксплуатацию производство метанола мощностью 450 тыс. тонн/год и ведется строительство второй очереди метанола аналогичной мощности. Необходимо упомянуть и производство карбамидоформальдегидного концентрата (КФК) мощностью 60 тыс. тонн/год, а также строительство и ввод в эксплуатацию газопровода природного газа высокого давления для нужд аммиачного производства.

Для дальнейшего развития ТоАЗа особо значимым моментом явилось открытие в октябре 2005 года собственного производства реакционных труб для агрегатов синтеза аммиака и метанола. В химической отрасли России это был самый настоящий научно-технический прорыв. Ранее подобную продукцию делали всего только в трех странах: США, Германии и Франции. При всем том потребность в этих трубах для российского химпрома просто колоссальная. Только на ТоАЗе они используются в десяти агрегатах-риформингах, а их общая длина - пять с половиной километров. Трубы работают в очень агрессивных и экстремальных в части высоких температур и давления средах, и срок их эксплуатации не столь уж и долог. Ранее трубы за валюту закупались в США.

А замысел строить у себя производство реакционных труб у Владимира Махлая появился лет двадцать назад. Бывая в командировках на вышеназванных предприятиях, он зафиксировал для себя главное: эта технология хоть и сложная, но вполне в Тольятти осуществимая. В связи с чем еще в середине 90-х годов он начал вести переговоры с германской фирмой о строительстве подобного производства в стенах азотного завода. Однако из-за того, что цена, запрошенная немецкими партнерами, оказалась очень высокой - порядка 40 миллионов долларов, - мысль купить производство целиком была отложена. В итоге спроектировали сами и закупили оборудование по частям, что обошлось всего в семь миллионов долларов. И сейчас на ремонте одного агрегата аммиака предприятие экономит 35-40 миллионов долларов. С экономики завода и его рентабельности была снята значительная финансовая нагрузка.

Инвестиции - это "кровь" экономики, а сейчас ТоАЗ живет, без всякого сомнения, полнокровной жизнью. Хотя реноме надежного заемщика завоевывалось предприятием не сразу. После кризиса 1998 года ряд западных банков-кредиторов потребовали досрочно погасить 40 миллионов долларов. Ситуация оказалась достаточно серьезная, однако Владимир Махлай сумел сделать это. А спустя несколько месяцев представители этих банков сами предложили ТоАЗу кредит. Сейчас предприятие пользуется кредитными услугами Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и других не менее уважаемых финансовых институтов.

Справедливости ради надо отметить, что доктор технических наук и член-корреспондент Российской академии естественных наук (РАЕН) Владимир Махлай живет не только производством. В его активе свыше 50 научных работ и более 40 патентов на изобретения. Полный перечень званий и наград Махлая в размерах данной статьи перечислить просто невозможно. К примеру, он является Почетным гражданином городов Тольятти и Губахи, победителем конкурса "Лучший изобретатель и рационализатор", обладателем Диплома и Премии имени А.Н. Косыгина за 2004 год, а также ордена "Щит Отечества" I степени и Диплома, которые являются высшей общественной наградой Российской Федерации в сфере укрепления национальной и экономической безопасности государства. И это помимо советских званий и наград. Однако своим работникам и жителям Комсомольского района Тольятти он больше известен даже не этим, а тем, что активно занимается развитием социальной сферы.

О социальной ответственности и экологической политике

"Тольяттиазот", и это политика его руководства, несет огромную социальную нагрузку. Для Комсомольского района Тольятти предприятие является градообразующим. Около десяти тысяч жителей работают на нем и его дочерних предприятиях. В части инфраструктуры на плечах у "Тольяттиазота" развитие транспортной сети, содержание и эксплуатация очистных сооружений района и другие инженерные коммуникации. Предприятием построены и введены в эксплуатацию множество объектов соцкультбыта.

В числе которых - пионерский лагерь, лечебно-оздоровительный комплекс "Надежда" с аквапарком и спорткомплексом, Центр отдыха "Тольяттиазот" со спортивным комплексом, бассейном, пятизвездочной гостиницей, манежной стоянкой и детской площадкой, а также магазины, детский сад, медсанчасть. Неплохими темпами движется и очередь нуждающихся в жилье работников предприятия. Кроме того, построены и введены в эксплуатацию автозаправочные станции, водоводы протяженностью 36 км, а также автодороги, мосты и гаражи. Сейчас ведется строительство Досугового центра в Комсомольском районе г. Тольятти с бассейном и ЗАГСом. Впрочем, не все в части соцкультбыта Владимиру Махлаю удается реализовать так, как ему хотелось бы. Так вот уже пять лет он пытается получить в Тольятти землю под строительство стадиона для жителей Комсомольского района. Однако чиновники этот вопрос по только им понятным мотивам разрешать не спешат. Сложно понять, чем они оперируют в своей логике, но уж никак не здоровьем жителей Тольятти.

Не забыта на ТоАЗе и экология города. Приобретена в США уникальная передвижная экологическая лаборатория, позволяющая проводить широкий спектр измерений и анализов. Что же касается пресловутого "парникового эффекта", то углекислый газ "Тольяттиазота" в атмосферу практически не выбрасывается. Несмотря на то что с момента прихода Махлая на завод его мощности возросли многократно, в плане безопасности и экологии предприятие стало намного более чистым и надежным. К слову, за 30 директорских лет Владимиром Махлаем было построено и запущено в эксплуатацию более 30 заводов, производств и объектов, различных по своей технологии, а также свыше 20 объектов соцкультбыта.

О конкуренции и роли предприятия в аммиачной отрасли

Однако, чтобы еще более прояснить сегодняшнюю позицию ТоАЗа в отрасли и его маркетинговую политику, вернемся к Хаммеру и стародавним договоренностям с американцами. По условиям инвестиционного соглашения между корпорацией Oxdental Petroleum и СССР был подписан контракт на 20 лет о поставке 1 миллиона тонн аммиака ежегодно. Обретя в тот период подобного поставщика, эта компания смогла получить контроль над мировым рынком аммиака и рынком минеральных удобрений США. Срок действия контракта истекал 31 декабря 1997 года.

К тому времени Махлай сумел много раз убедиться в том, что контракт этот кабальный и ежегодно "Тольяттиазот" теряет на нем не менее 20-30 миллионов долларов. В связи с чем на повестке дня встал вопрос более рационального ведения внешнеторговых дел. Теперь уже диверсификация потребовалась "Тольяттиазоту" не только в части производства, но и в поиске новых партнеров и рынков. Несмотря на серьезное противодействие со стороны американцев, которые явно не желали упускать из сферы собственного влияния и контроля столь мощное предприятие, ТоАЗ пусть не сразу, но смог обрести себя на мировом рынке аммиака и удобрений в качестве одного из его лидеров. Причем лидера, формирующего не только объемы поставок, но и, что более важно, цену на этот продукт. И сейчас любая остановка или же, наоборот, расширение производства на ТоАЗе немедленно отражаются в ценовых сводках на аммиак в самых разных регионах планеты. В год "Тольяттиазот" производит свыше 3 миллионов тонн аммиака и контролирует порядка 12 процентов его мирового рынка. Сложно сказать, какое из российских предприятий гражданской промышленности имеет такое же влияние в своей отрасли.

Хотя надо отметить, что ниша эта достаточно конкурентная. Крупнейшими производителями этого продукта являются государства бывшего Советского Союза и Китай. Их доля на мировом рынке оценивается в более чем 20 процентов, или в абсолютном выражении - более 4,7 миллиона тонн. При этом мировая торговля аммиаком составляет около 12-15 миллионов тонн в год.

Основными покупателями аммиака, производимого в СНГ, являются США, Западная Европа, Новая Зеландия и страны Северной Африки. Большая часть аммиака, отгружаемого этим потребителям, используется для производства диаммонийфосфата, а также комплексных минеральных удобрений, содержащих азот и фосфор.

Вместе с тем роль лидера мировой аммиачной отрасли непростая. Что касается внешнеторговой конъюнктуры, то для цен на аммиак в некоторые периоды характерна довольно большая нестабильность. Это связано с большой зависимостью отрасли от состояния сельского хозяйства, которое является конечной сферой потребления. В свою очередь состояние мирового агрокомплекса определяется множеством факторов - от погодно-климатических условий в разных регионах планеты до величины субсидирования сельского хозяйства отдельными странами. В конкретных цифрах амплитуда цен может колебаться в диапазоне от 70 до 200 долларов за тонну на условиях FOB. Однако в последнее время отмечается неуклонный рост стоимости аммиака на мировых рынках. Так, если средняя экспортная цена в 1995 году составляла 130 долларов за тонну, а затем в период 2000-2002 годов цена опускалась до 70 долларов, то начиная с 2004 года и по сей день цена растет и уже достигла 190 долларов за тонну.

При этом что могут противопоставить иностранные производители российскому химпрому? В первую очередь это уже упоминавшиеся антидемпинговые расследования. Хотя не брезгуют и другими, отнюдь не джентльменскими приемами, а также информационными войнами. Сегодня ситуация в отрасли такова, что происходит консолидация ее активов зарубежными холдингами. Особенно активны они на территории постсоветского пространства. В частности, контрольный пакет акций в ОАО "Минудобрения" (г. Россошь, Воронежская область), 60 процентов акций в ЗАО "Северодонецкое объединение "Азот" (г. Северодонецк, Украина), 5 процентов в ОАО "Стирол" (Горловка, Украина) и 50 процентов в СП "IBE-Стирол" находятся в руках у американцев. Понятно, что цель - вернуть в свою орбиту "Тольяттиазот" является для них весьма заманчивой.

Нынешняя конфигурация заправил мировой химической отрасли сложилась таким образом, что объективно независимый "Тольяттиазот" им не нужен. Несмотря на все рассуждения о свободе конкуренции и движении товаров, реально об этом речь не идет. Однако мощности и динамика развития "Тольяттиазота" внушают его конкурентам откровенное беспокойство за собственные позиции. И здесь их пугает пресловутое "Русские идут!". Впрочем, зарубежным стратегам от экономики и политики не нравится не только самостоятельный ТоАЗ, но и нынешняя независимая политика России во всех сферах.

Есть и "особо приближенные" конкуренты - украинские предприятия, "сидящие" на том же аммиакопроводе Тольятти - Одесса. Это Горловский завод "Стирол" и Припортовый завод в Одессе. Именно они периодически перекрывают "кран" ТоАЗу, в результате чего загрузка тольяттинского предприятия в части перекачки по трубе реализуется только на 60 процентов.

При этом решением проблемы полной загрузки ТоАЗа стало бы завершение строительства портового терминала по перегрузке аммиака в бухте Железный Рог, что на Тамани. В этот проект ТоАЗ уже инвестировал порядка 300 миллионов долларов, и порт должен был начать эксплуатироваться уже в 2001 году. Одной дорожно-строительной техники было приобретено на 100 миллионов долларов. Хотя помимо инвестиций в порт значительные средства "Тольяттиазот" вложил и в социальную сферу. За свой счет ремонтировал детский сад, покупал мебель для поликлиники, автобусы "Икарусы" для Темрюка и делал многое другое. Однако местные чиновники не горят желанием войти ни в положение предприятия, ни в интересы страны. Сложно сказать, какие мотивы преобладают в их решениях то продолжить стройку, то ее заморозить на неопределенное время, но ясно одно: от этого ощутимо страдает не только российский бюджет, но и казна двух регионов - Самарской области и Краснодарского края. Это вполне очевидно. В итоге Украина только ограничивает, а свои ставят препоны и создают на ровном месте проблемы. Откровенно негосударственный подход!

Хотелось бы сказать еще об одной стороне деятельности В.Н. Махлая. Президент корпорации активно сотрудничает с региональной прессой. Хотя имеет и собственные три газеты: многотиражную "Волжский химик", которая скоро будет отмечать свое 25-летие и которая достаточно авторитетно заявляет о себе в информационном пространстве региона; "Тамань, вперед!" и "Волжский машиностроитель". Корпоративная пресса имеет добротную компьютерную и полиграфическую базу. Не случайно в октябре 1996 года В.Н. Махлай был награжден Почетным дипломом Союза журналистов России "За большой вклад в повышение профессионального уровня издания заводской газеты "Волжский химик".

И теперь о цене вопроса, то есть что дают бюджету и социальной сфере "Тольяттиазот" и химпром в целом. По данным Федеральной службы государственной статистики (Росстат), использование среднегодовой мощности организаций по выпуску отдельных видов продукции в части аммиака составило в 2005 году 90 процентов, а в части минеральных удобрений - 86 процентов. То есть у отрасли есть неиспользуемый резерв в 10-14 процентов, или в стоимостном выражении - несколько сотен миллионов долларов. В структуре российского экспорта продукция химпрома занимает довольно весомые 5,9 процента, или 14,243 миллиарда долларов (в 2004 году - 12 миллиардов долларов). Причем рост экспорта продолжается и в 2006 году. Выше только у нефтегазовой отрасли (64,6 процента, 160 миллиардов долларов) и у металлургии (17 процентов, 41 миллиард долларов). То есть это эффективный и значимый для бюджета сектор российской экономики.

"Тольяттиазот", как известно, предприятие химпрома с наивысшим уровнем капитализации активов. И стране, и Самарскому региону очень важно, как на нем обстоят дела. Пока, несмотря на действия как внешних конкурентов, так и внутренних недоброжелателей, "Тольяттиазот" работает и развивается вполне устойчиво. Что обусловлено грамотным менеджментом и тщательно просчитанной линией производственной и финансовой политики. "Не стоять на месте" - это кредо Махлая и руководства ТоАз. Именно поэтому на предприятии столь тонко чувствуют не только внешнеэкономическую конъюнктуру, но и следят за всеми научно-производственными новинками отрасли. Командировки и переобучение сотрудников на предприятиях ведущих мировых химических производителей - это довольно частое явление для ТоАза.

***

При нынешнем становлении экономики много вопросов возникает при анализе ошибок и источников побед. Исходной точкой реформ являлся кризис, и начальная, не всегда прагматично выстроенная трансформация экономических отношений, оптимизма и динамики в статистику и в бюджет 90-х годов добавляли мало. Понятно, что в дезинтегрированной среде процессы становления новых хозяйственных форм в различных предприятиях проистекали не всегда эффективно и не всегда на благо производства, При этом можно сколь угодно долго рассуждать об особенностях российской модели переходной экономики, о роли инвестиций, внешнеторговой конъюнктуре на энергоресурсы и т.п. Однако важно в этих рассуждениях не упустить главное. Как показал успешный опыт "Тольяттиазота" и Владимира Махлая, для рыночного прорыва предприятию необходима в первую очередь честная и профессиональная частнопредпринимательская инициатива его руководства. И это самый важный фактор успеха. Кому-то кажущееся затертым и банальным выражение "Кадры решают все" на примере менеджмента "Тольяттиазота" в очередной раз только подтвердило свою универсальность и аксиоматичность.

25.05.2020ПАО "ТОАЗ" продлевает сбор заявок на участие в программе

Программа социально-культурных инициатив "Химия добра", которую реализует Тольяттиазот, уже подарила городу множество уникальных проектов. Среди них можно отметить "Безопасный город" и выставку "Детство Ставрополя-Тольятти: ХХ век". Первый повысил уровень безопасности на дорогах для юных тольяттинцев, второй вобрал в себя истории и артефакты трех поколений жителей города и показал их через призму детского восприятия. В этом году ПАО "ТОАЗ" продлевает сбор заявок на участие в программе до 30 июня, чтобы все желающие смогли подготовить качественную заявку на получение гранта и своевременно ее предоставить.

21.05.2020На "Тольяттиазоте" сообщили об обеспечении безопасности в условиях пандемии коронавируса

Руководство "Тольяттиазота" выделило более 42 млн руб. на обеспечение безопасности в условиях пандемии коронавируса. Об этом сообщает пресс-служба предприятия. Большая часть средств направлена на проведение обеззараживающих процедур в помещениях завода и в корпоративном транспорте, а также на закупку средств индивидуальной защиты и технического оборудования. В частности, работникам предприятия раздали более 300 тыс. масок. Более 10 млн руб. выделено на приобретение стационарных и ручных тепловизоров.

18.05.2020Выручка "Тольяттиазота" выросла на 1%

Выручка "Тольяттиазота" по итогам 2019 года составила 54,16 млрд руб., что на 1% выше результата 2018 года (53,5 млрд руб.). Об этом сообщает пресс-служба предприятия со ссылкой на отчет о финансовых результатах деятельности компании.