ОСТАВИТЬ НЕЛЬЗЯ ОТДАТЬ

Именно так можно оценить решение арбитражного суда Самарской области по иску Министерства имущества РФ о признании приватизационной сделки по продаже государственного пакета акций ОАО «Тольяттиазот» российско-швейцарской фермерской компании «ТАФКО».

Напомним, что разбирательство по этому поводу ведется уже более двух лет. Даже несмотря на то, что, по словам юристов «ТАФКО» и «Тольяттиазота», все допустимые сроки по подаче исковых требова­ний в данном случае уже истекли.

Но, несмотря на это, дело дош­ло до Высшего арбитражного суда Российской Федерации, который после изучения материалов ре­шил, отменив все решения, напра­вить дело на новое рассмотрение в арбитражный суд Самарской об­ласти. И вот на этой неделе после пяти изматывающих предвари­тельных заседаний суд в составе трех судей приступил к очередно­му рассмотрению иска Феде­рального агентства по управле­нию федеральным имуществом (ФАУФИ) к российско-швейцар­ской фермерской компании «ТАФКО» о признании незакон­ной сделки купли-продажи 6,1% акций ОАО «Тольяттиазот» от 1996 года и применении послед­ствий недействительности сделки.

И началось разбирательство с небольшой заминки. Изначально оно было назначено на 13.30, по­том время сдвинулось на полчаса вперед. В итоге двери зала суда были открыты только в 13.40.

Стороны заняли места в ожида­нии суда. Суд не появлялся. Нако­нец-то в зале появилась одна из трех судей - Татьяна Ухова.

- Здравствуйте, - осмотревшись и переведя дух, провозгласила она. - Я несусь на всех парах, а моих коллег тут нет!

Немного обождав, судья реши­ла позвать своих коллег. И вот спустя три четверти часа после на­значенного времени в зале появля­ется суд в полном составе и в хо­рошем расположении духа.

Ознакомившись со списком присутствующих, председатель­ствующая в заседании судья Ольга Шадрина обратилась к сторо­нам с вопросом о наличии заявле­ний и ходатайств.

Истец тут же заявил три хода­тайства, суть которых сводилась к тому, что суд просто обязан при­остановить рассмотрение. При­чем, уважаемый читатель, не забы­вайте о том, что до этого момента прошло 5 предварительных засе­даний, где стороны могли выяс­нить все нюансы и уточнить свои позиции. Полностью игнорируя сей факт, впрочем, как и истечение срока подачи исковых требований, истец «попер» напролом. Сначала юристам Росимущества зачем-то потребовалось уточнять свои ис­ковые требования, затем они по­просили суд отложить заседание до окончания другого (его исход якобы способен повлиять на исход данного процесса)… В общем, лыко-мочало, начинай сначала.

Выдержав речь юриста Росиму­щества, суд отклонил все ходатай­ства, удовлетворив только одно, касающееся уточнения исковых требований.

Затем суд попросил предоста­вить оригиналы документов, под­тверждающих распределение средств, вырученных от продажи госпакета акций «ТоАЗа» в бюд­жеты разных уровней. На том и объявили перерыв.

В пятницу рассмотрение дела продолжилось. По мнению сто­рон, на этом заседании должно было состоятся вынесение реше­ния. Сторона истца находилась в напряжении, со стороны казалось, что юристы мало верят в то, что суд займет их сторону. Представи­тели «ТАФКО» и «ТоАЗа» были спокойны, ведь все необходимые документы ими были представле­ны, а решение Арбитражного суда, принятое еще в 2001 году, подтвер­ждающее выполнение «ТАФКО» инвестиционной программы на

«ТоАЗе», лишь укрепляло веру в справедливое решение (юристы истца в своем иске о признании сделки приватизации делали упор на то, что компания не выполнила инвестиционной составляющей в сделке-приватизации, поэтому она и являлась мнимой).

После реплик сторон, в которых они подтвердили свои позиции, суд удалился на совещание для вынесения решения. По проше­ствии получаса решение арбит­ражного суда Самарской области было оглашено. Сказать, что оно повергло в шок обе стороны, - зна­чит ничего не сказать.

- Суд постановил полностью удовлетворить иск о признании сделки-приватизации недействительной, - начала оглашать решение председательствующая судья Ольга Шадрина. -Восстановить в реестре акционеров запись о собственности государства на пакет
акций в размере 6,1%. Фирме «ТАФКО» возместить стоимость пакета в размере 3,2 миллиона
рублей.

Вот так, и никак иначе...

- После получения мотивиро­вочной части решения мы обязательно обжалуем его в вышестоящей инстанции, - прокомментиро­вал решение суда Игорь Башунов, пресс-секретарь ОАО «Тольяттиазот». - Решение странное, мы пре­доставили все документы, подтверждающие нашу правоту... Особенно интересно, как суд аргумен­тировал удовлетворение иска полностью, а значит, в том числе и по тем основаниям, которые ранее Высший арбитражный суд при­
знал несостоятельными...

И в самом деле ситуация стран­ная. Во-первых, ответчики предо­ставили все документы, свиде­тельствующие о правомерности покупки госпакета акций. Во-вто­рых, непонятным остается вопрос, каким образом государству надо вернуть этот пакет акций. Что, от­нимать у акционеров? Тогда кто им будет выплачивать сегодняш­нюю стоимость акций? Кто вернет инвестиции в размере $ 7 милли­онов?

Ответов больше, чем вопросов.

17.07.2020Корпорация "Тольяттиазот" передала Парковому комплексу истории техники им. Сахарова более 2 тонн краски

Сотрудничество на благо истории. Корпорация "Тольяттиазот" передала Парковому комплексу истории техники им. Сахарова 2336 кг краски - белую, серую и салатовую. Она предназначена для обновления внешнего вида экспонатов и дорожной разметки.

16.07.2020Предприятие передало в ТГКБ № 5 полнолицевые маски

Весной Тольяттинская городская клиническая больница № 5 (Медгородок) превратилась в центр по борьбе с коронавирусом. С того момента врачи ждут полнолицевых масок как спасения. Рыночная цена одной подобной маски производства компании 3М – от 13 до 20 тыс. рублей. Да и найти эти особые средства защиты в свободной продаже во время пандемии COVID-19 крайне непросто. Медикам снова помогла Корпорация "Тольяттиазот", закупившая и передавшая в Медгородок целых 11 коробок масок.

16.07.2020Полнолицевые маски для врачей

"Тольяттиазот" передал городской клинической больнице №5 особые средства защиты. Полнолицевые маски станут индивидуальным и ежедневным атрибутом в работе врачей, находящихся на передовой борьбы с новым коронавирусом.