Информация об открытом судебном заседании по кассационной жалобе.

ПАО «ТОАЗ» (Тольяттиазот) информирует, что по кассационным жалобам представителей ТОАЗ, защитников осужденных и представителей гражданских ответчиков на приговор Комсомольского районного суда г. Тольятти от 05 июля 2019 года и апелляционное определение Самарского областного суда от 26 ноября 2019 года постановлением от 17 февраля 2021 года назначено открытое судебное заседание, которое состоится 28 сентября 2021 года в 10 часов (9 часов московского времени), в здании Шестого кассационного суда общей юрисдикции по адресу: г. Самара, ул. Крымская площадь, д.1.

В связи со значительным общественным интересом к ситуации вокруг ТОАЗ и к данному уголовному делу публикуем приговор, апелляционное определение и постановление о назначении судебного заседания суда кассационной инстанции, уведомление судьи Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 30 марта 2021 года о назначении резервного времени судебных заседаний на 29 сентября и 30 ноября 2021 года в 10 часов (9 часов московского времени), кассационные жалобы: адвокатов Симачева Д.Т. и Мазур В.В. – представителей ТОАЗ (признанного потерпевшим лицом); адвоката Гофштейна А.М. – защитника Махлая С.В.; адвоката Тихомировой И.Г. – защитника Махлая В.Н.; адвоката Московского А.В. – защитника Королева Е.А.; адвокатов Коронца С.А. и Черненилова Н.В. – представителей ООО «Томет» (признанного гражданским ответчиком).

Напомним, что настоящее уголовное дело по части 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ было возбуждено в декабре 2012 года по заявлению АО «ОХК «Уралхим» (Уралхим). Бывшие руководители ТОАЗ Махлай Владимир Николаевич, Махлай Сергей Владимирович, Королев Евгений Анатольевич, а также руководители основного на тот момент трейдера продукции ТОАЗ – швейцарской компании «Нитрохем Дистрибьюшн АГ» (Нитрохем) – Циви Андреас и Рупрехт Беат, заочно осуждены обжалуемыми судебными актами. Они признаны виновными в хищении всего произведенного ТОАЗ аммиака и карбамида за период с 12 ноября 2007 года по 10 марта 2012 года рыночной стоимостью 84.180.250.411,56 руб., под видом ее продажи Нитрохем по заведомо заниженным ценам, с последующей перепродажей на мировом рынке конечным покупателям по рыночным ценам. По мнению судов, в результате этого миноритарные акционеры Уралхим и Седыкин Е.Я. недополучали дивиденды. При этом судами установлено и никем не оспаривается, что за поставленную продукцию ТОАЗ на свои банковские счета получил от Нитрохем 65.525.294.273,20 руб.

ТОАЗ неоднократно заявлял, что считает уголовное дело, которое в целях рейдерского захвата инициировали миноритарные акционеры Уралхим и Седыкин Е.Я., находящиеся в многолетнем корпоративном конфликте с ТОАЗ, безосновательным и абсурдным. ТОАЗ не считает себя потерпевшей стороной и не согласен с наличием какого-либо ущерба.

Для правильного разрешения уголовного дела суду необходимо было установить, соответствовали ли рыночному уровню цены, по которым в 2007-2012 гг. ТОАЗ реализовывал продукцию Нитрохему, учитывая огромный объем этой продукции, составлявший порядка 10% мирового производства, и ее отгрузку через уникальный аммиакопровод протяженностью более 2400 километров.

Вывод о нерыночности цен на продукцию ТОАЗ основан исключительно на заключении комплексной экономико-правовой экспертизы, выполненной сотрудниками Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (ИЗИСП) Семилютиной Н.Г. и Валентеем С.Д., потребовавшем в дальнейшем трех дополнительных допросов эксперта Семилютиной для исправления хотя бы части серьезных и явных ошибок, допущенных при составлении экспертизы.

Указанные заключение экспертизы и допросы эксперта негодны по своему содержанию, изобилуют методическими и арифметическими ошибками, являются недопустимыми доказательствами как полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона РФ. Такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения в связи со следующими грубейшими нарушениями:

  • Нарушение порядка назначения экспертизы: экспертиза назначена не в государственное экспертное учреждение, при наличии возможности к проведению в таковом; экспертиза поручена не компетентным и не обладающим достаточной квалификацией экспертам, не имеющим опыта проведения подобного рода экспертиз; объективность экспертов скомпрометирована тем, что те же Семилютина и Валентей ранее уже проводили экспертизу по тем же вопросам в рамках налогового спора с участием ТОАЗ в арбитражном суде и пришли в ней к иным, нежели в данном уголовном деле, выводам о стоимости продукции ТОАЗ;
  • Нарушение порядка проведения экспертизы: следствием назначена комплексная экономико-правовая экспертиза, в производствесписок отсутствующих в уголовном деле ГТД приведен в приложении которой участвовали эксперты разных специальностей: экономист Валентей и правовед Семилютина. Каждый из экспертов должен был проводить исследование в той области, в которых он обладает специальными знаниями. Однако уже после окончания экспертизы, в которой экономические исследования по всем поставленным следователем вопросам проведены только Валентеем, трижды была допрошена Семилютина, кардинальным образом изменившая выводы экспертизы в экономической части. Семилютина в ходе допросов самостоятельно произвела многочисленные расчеты стоимости продукции ТОАЗ, изменила значения стоимости продукции и ее объема по сравнению с теми результатами, к которым пришел экономист Валентей. Именно расчет правоведа Семилютиной, не обладавшей экономическими познаниями и правом изменять расчеты и выводы, выполненные экспертом-экономистом, положены в основу обвинения и приговора суда. Валентей указанные изменения не подтвердил – он не был допрошен ни на следствии, ни в суде;
  • В судебном процессе было установлено, что эксперты при оценке стоимости реализации продукции проигнорировали все многочисленные случаи, в которых продукция ТОАЗ была реализована Нитрохему по ценам выше рыночных, установленных экспертом Валентеем. Фактически, экспертами незаконно учитывались только случаи так называемого «занижения цен», в то время как множество сделок по продаже продукции ТОАЗ по рыночным или превышающим рыночные ценам, установленных экспертизой, были ими умышленно проигнорированы. Это радикально исказило выводы экспертов и привело к возникновению недостоверного экспертного заключения;
  • Выявление в судебном процессе недостоверности экспертизы: эксперты в исследовании указывают, что изучали конкретные грузовые таможенные декларации (ГТД), с приведением конкретных их дат и номеров, однако значительной части данных ГТД (около 500) в материалах уголовного дела нет – например, абсолютно всех ГТД по аммиаку и карбамиду за 2008 год, входящий в период инкриминируемого преступления (список отсутствующих в уголовном деле ГТД приведен в приложении 4 к кассационной жалобе адвоката Гофштейна);
  • Допущенные нарушения судьями первой и второй инстанций, выразившиеся в отказе в допросе в суде экспертов Семилютиной и Валентея. Защита обоснованно требовала задать им вопросы:
    • Было ли на них оказано давление с целью подписания готового текста выполненного кем-то иным экспертного заключения? Именно об этом заявил в суде другой эксперт ИЗИСП Казанцев Н.М., которому было изначально поручено проведение этой же экспертизы, однако затем он был отстранен без объяснения причин от завершения работы, когда сообщил следователю, что приходит к выводам о соответствии цен ТОАЗ рыночным;
    • Каким образом эксперты устанавливали цены, не имея требуемых для этого ГТД?
    • Почему эксперты нарушили требования Методики проведения экспертизы, не применив скидки на объем для постоянного покупателя?
    • В связи с чем эксперты пришли к взаимоисключающим выводам в двух выполненных ими экспертизах в рамках налогового и уголовного дел по ценам на продукцию в одном и том же периоде?
  • Допущенные нарушения судьями первой и второй инстанций, выразившиеся в отказе назначить повторную экспертизу у иных экспертов в связи с наличием явных противоречий в экспертизах Семилютиной и Валентея по ценам ТОАЗ.

Подробно обо всех нарушениях, связанных с назначением и производством экспертизы, отказами в допросе экспертов и назначении повторной экспертизы, см. пункт 5 кассационной жалобы ТОАЗ).

Иных доказательств, определяющих стоимость продукции ТОАЗ на экспорт в адрес Нитрохема, ни приговор суда первой инстанции, ни апелляционное определение второй инстанции не содержат.

В отношении осужденных, а также иных гражданских ответчиков – юридических лиц, Комсомольским судом г. Тольятти при постановлении приговора, оставленного без изменения Самарским областным судом, удовлетворен гражданский иск Уралхима на общую сумму в размере 87.665.334.675,76 руб., а именно: в счет возмещения материального вреда, причиненного Уралхиму, в размере 10.320.751.411,84 руб.; в счет возмещения материального вреда, причиненного ТОАЗ, в размере 77.344.583.263,92 руб.

При этом определено, что взыскателем денежных средств в пользу ТОАЗ является Уралхим, а сам ТОАЗ, формально являясь потерпевшим лицом, судьей первой инстанции был незаконно исключен из судебного процесса на время рассмотрения гражданского иска.

Гражданский иск Уралхима был рассмотрен без извещения в установленном законом порядке иностранных гражданских ответчиков, поскольку судья Комсомольского районного суда г. Тольятти вызвал их на судебные заседания в даты уже после вынесения приговора, которые, естественно, не были проведены.

Как следует из материалов уголовного дела, судом первой инстанции с соблюдением порядка, установленного уголовно-процессуальным законом РФ в ст.ст.453 и 456 УПК РФ (через Министерство Юстиции РФ), направлены судебные извещения о вызове иностранных гражданских ответчиков в судебные заседания, назначенные на 11, 12, 18, 19, 25 и 26 июля 2019 года. Однако еще до наступления этих дат, а именно 05 июля 2019 года, судья Комсомольского районного суда г. Тольятти огласил приговор по данному уголовному делу (о нарушениях, допущенных при рассмотрении гражданского иска Уралхима - пункт 10 кассационной жалобы ТОАЗ.

Следует отметить, что судья Шестого кассационного суда общей юрисдикции в постановлении от 17 февраля 2021 года при назначении судебного заседания суда кассационной инстанции на 28 сентября 2021 года прямо сослался на необходимость вызова лиц, находящихся на территории иностранных государств, посредством положения, установленного ст.453 УПК РФ (через Министерство юстиции РФ), что подтверждает обоснованность доводов кассационных жалоб ТОАЗ и стороны защиты о нарушениях, влекущих отмену решения об удовлетворении гражданского иска Уралхима.

Более того, удовлетворение гражданского иска Уралхима незаконно и потому, что судьи первой и второй инстанции не только не привели никакого расчета взыскиваемых денежных средств и какого-либо обоснования этому, но и проигнорировали полученные ТОАЗ от Нитрохема за якобы похищенную продукцию денежные средства в размере более 65,5 млрд. руб.

Согласно части 3 статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ, потерпевшему обеспечивается возмещение причиненного ему имущественного вреда. В соответствии со статьями 1064 и 15 Гражданского кодекса РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Принцип их полного возмещения предполагает, что в результате такого возмещения потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором находился бы, если бы его право собственности не было нарушено.

Очевидно, что даже в случае доказанности обвинения это положение может означать размер убытков ТОАЗ в виде разницы между полученными 65.525.294.273,20 руб. и рыночной стоимостью всей поставленной продукции (84.180.250.411,56 руб.).Толькоэта разница в сумме 18.654.956.138,36 руб. (84.180.250.411,56 - 65.525.294.273,20) – была возможна ко взысканию в случае удовлетворения гражданского иска Уралхима, и только при ее подтверждении объективной и лишенной описанных серьезных недостатков экспертизой цен продажи продукции ТОАЗ в пользу Нитрохема.

Судебная практика высших судов РФ (в том числе по резонансным уголовным делам «ЮКОС» и «Кировлес») устанавливает аналогичный подход при разрешении гражданских исков: размер удовлетворенного гражданского иска определяется как фактически причиненный потерпевшему имущественный вред и исчисляется с учетом стоимости отчужденного имущества за вычетом суммы, которая передана потерпевшему в качестве оплаты. В приложении 5 к кассационной жалобе адвоката Гофштейна содержится «Юридическое заключение о соотношении размера похищенного имущества и суммы взыскиваемой по гражданскому иску, предъявленному по уголовному делу о хищении в счет возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением» (подготовлено профессором кафедры уголовного права и криминологии Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, доктором юридических наук, членом Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ, главным редактором журнала «Уголовное право» П.С. Яни).

Кроме того, удовлетворенный гражданский иск Уралхима включает более чем 3,5 млрд. руб.(в части денежных средств, взысканных в пользу Уралхима) процентов за пользование чужими денежными средствами, что запрещено пунктом 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2020 года № 23 «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу» и подтверждает незаконность исковых требований Уралхима.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций в части применения норм гражданского и корпоративного законодательства противоречат основам закона и не выдерживают никакой критики. Фундаментально неверно то, что продукция общества в какой-либо мере принадлежит акционеру, а не самому обществу. Уже одно это сводит на нет содержащуюся в судебных актах конструкцию, при которой продукция ТОАЗ была якобы похищена у его акционеров. Невозможно применять при вынесении судом приговора закон, который вступил в силу существенно позднее: что в части отсутствовавшего в нем в период 2007-2012 годов понятия бенефициарного владения, что в части норм Гражданского кодекса РФ о самой возможности заявления акционером в интересах общества (ПАО «Тольяттиазот») такого иска, который заявил Уралхим. Отдельное изумление вызывают применение судом «общеупотребительного значения» правовых понятий, идущего вразрез с их законным содержанием, и прямое признание судом того, что устанавливать аффилированность в соответствии с единственно возможными законными критериями было бы «явно безрезультатным».

Вольность, с которой суды двух инстанций по данному уголовному делу необоснованно подменили конкретные нормы закона не существующими в нем понятиями и конструкциями, специально изобретенными для данной ситуации, вызывает большое беспокойство о возможности дальнейшего тиражирования таких построений недобросовестными участниками корпоративных по своей сути споров с целью незаконного отъема собственности. Если судебные акты первой и апелляционной инстанций будут оставлены в силе, этот прецедент отменит общепризнанный принцип неприкосновенности собственности и откроет эпоху неопределенности для российского бизнеса.

Подробный анализ нарушений норм гражданского законодательства приведен в кассационной жалобе ООО «Томет» привести ссылку.

ТОАЗ рассчитывает на объективное рассмотрение настоящего уголовного дела Шестым кассационным судом общей юрисдикции и принятие законного и обоснованного решения об отмене приговора Комсомольского районного суда г. Тольятти от 05 июля 2019 года и апелляционного определения Самарского областного суда от 26 ноября 2019 года.

1. Кассационная жалоба ПАО "ТОАЗ".

2. Кассационная жалоба АМ Гофштейна (защитника С.В. Махлая.).

Кассационная жалоба АМ Гофштейна (защитника С.В. Махлая. Приложение 1)

Кассационная жалоба АМ Гофштейна (защитника С.В. Махлая. Приложение 2)

Кассационная жалоба АМ Гофштейна (защитника С.В. Махлая. Приложение 3)

Кассационная жалоба АМ Гофштейна (защитника С.В. Махлая. Приложение 4)

Кассационная жалоба АМ Гофштейна (защитника С.В. Махлая. Приложение 5. заключение П.С. Яни)

3. Кассационная жалоба АВ Московского (защитника Е.А.Королева).

4. Кассационная жалоба ИГ Тихомировой (защитника В.Н.Махлая).

5. Кассационная жалоба ООО "Томет".

6. Приговор Комсомольского районного суда г. Тольятти от 05 июля 2019 года.

7. Апелляционное определение Самарского областного суда от 26 ноября 2019.

8. Постановление судьи Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 17 февраля 2021 года о назначении судебного заседания суда кассационной инстанции на 28 сентября 2021 года.

9. Уведомление судьи Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 30 марта 2021 года о назначении резервного времени судебных заседаний на 29 сентября и 30 ноября 2021 года.

20.09.2021ТОАЗ набрал первых работников на новый агрегат по производству карбамида

Направляем свежую информацию о ходе строительства третьего агрегата производства карбамида ПАО "ТОАЗ". К настоящему моменту готовность объекта составляет 65,7%, Тольяттиазот ведет набор работников на новое производство и уже принял на работу 20 человек.

17.09.2021Финиш всё ближе

Строительство третьего агрегата карбамида подходит к завершающей стадии: готовность объекта достигла 65,7 %. Это самое высокое строение в городе и главный инвестпроект на Тольяттиазоте.

14.09.2021Информация об открытом судебном заседании по кассационной жалобе.

Тольяттиазот информирует об открытом судебном заседании по кассационной жалобе