ЗАЯВЛЕНИЕ В СВЯЗИ С ПРИГОВОРОМ КОМСОМОЛЬСКОГО РАЙОННОГО СУДА Г. ТОЛЬЯТТИ ОТ 05.07.2019 Г.

Как и было обещано, Публичное акционерное общество «Тольяттиазот» (ПАО «ТОАЗ», Общество) публикует приговор Комсомольского районного суда г. Тольятти, апелляционные жалобы представителей Общества и стороны защиты. Предваряя публикацию, считаем необходимым заявить следующее:

Указанный приговор является явной судебной ошибкой.

Как неоднократно заявляло ПАО «ТОАЗ», уголовное дело, по которому постановлен приговор, по мнению Общества, является результатом корпоративного конфликта, развернутого миноритарными акционерами – АО «ОХК «Уралхим» и Седыкиным Е.Я. (ранее осужден приговором Красноглинского районного суда г. Самары от 28 июля 2017 года за действия, направленные на захват контроля над ОАО «Тольяттиазот»), с целью попытки рейдерского захвата нашего успешного предприятия, создания давления на руководство и сотрудников с использованием уголовных дел и силовой поддержки правоохранительных органов и необоснованных обвинений.

Считаем, что только подробное изучение и обсуждение приговора позволит не допустить вопиющих нарушений Закона, которые могут отразиться как на деятельности успешного промышленного предприятия, так и на всей экономической деятельности в РФ.

Учитывая значительный объем приговора, ниже мы публикуем наиболее существенные, на взгляд представителей Общества и стороны защиты, аспекты с комментариями.

1.     В приговоре содержится утверждение, что вся продукция ОАО «Тольяттиазот» (аммиак и карбамид), реализованная компании «Нитрохем Дистрибьюшн АГ» в 2007-2012 гг., является похищенной, а денежные средства, поступившие на счета «Тольяттиазот» от «Нитрохем» в размере более 65,5 млрд руб., якобы поступили в распоряжение преступной группы, что само по себе невозможно.

ПАО «ТОАЗ» заявляло и заявляет, что никакого хищения продукции общества не было, аммиак и карбамид реализовывались по официальным договорам с компанией «Нитрохем Дистрибьюшн АГ», полученные денежные средства (почти в 2 раза превышающие затраты на производство продукции) поступали в распоряжение Общества и расходовались на его нужды. Невозможно похитить полностью оплаченную контрагентом продукцию предприятия, переданную в адрес покупателя.

Факт поступления денежных средств в полном объеме в распоряжение именно «Тольяттиазот» подтвержден не только представленными нашим предприятием документами, но также тем, что эти денежные средства были израсходованы на закупку сырья, оплату электроэнергии, налогов, выплату зарплаты коллективу завода, а также дивидендов акционерам общества, в т.ч. АО «ОХК «Уралхим» и Седыкину. Утверждение суда в приговоре противоречит и обвинению, где следственным органом признано, что оплата за продукцию поступало в распоряжение «Тольяттиазот», как юридического лица.

2.     По мнению суда первой инстанции, продажа продукции «Тольяттиазот» компании «Нитрохем» осуществлялось по нерыночным ценам, что означает хищение всей продукции. Такой вывод суд делает на основании заключения экспертов, при этом сами рыночные цены в приговоре не приводятся.

Выводы экспертов, в свою очередь, базируются на данных по ценам на химическую продукцию, представленными в обзорах агентствами (такими как Argus и FMB), которые применяются для спотовой продажи небольших партий товара, однако сравнивались с контрактными ценами «Тольяттиазот» на гораздо большие объемы проданной продукции.

В приговоре приводится вывод экспертов, что «Тольяттиазот» также продавал свою продукцию по спотовым ценам, поэтому при расчете цен не следует делать скидку на опт, несмотря на тот факт, что продажа в адрес компании «Нитрохем» составляла более полутора миллионов тонн аммиака в год и осуществлялась по ежегодным договорам и дополнительным ежемесячным соглашениям. Естественно, что покупатель, способный из года в год бесперебойно приобретать такое количество продукции, по законам рынка, находится в определенной степени в привилегированном положении с точки зрения предлагаемых ему цен. Этого нельзя не понять, но судья Комсомольского районного суда г. Тольятти Кириллов в приговоре сделал вид, будто не понимает, что продаваемый в розницу один вагон пшеницы всегда будет стоить дороже, чем железнодорожный состав из 100 и более вагонов пшеницы по оптовой закупке.

3.     Важно отметить, что суд создал опасный прецедент, сравнивая цену, сложившуюся в период, когда поставка реально происходила, и зафиксированную в контракте, с рыночной ценой, действовавшей в более позднее время, указанное в проставленном в грузовой таможенной декларации штампе «выпуск разрешен». По объективным причинам это время отличалось от времени фактической поставки на несколько месяцев вперед. За это время сам товар был уже использован новым владельцем либо перепродан им, а рыночная цена значительно изменилась (как установлено в судебном разбирательстве от 18% до 250%).

Естественно, что заключая договор поставки, предвидеть рыночные цены, которые образуются через несколько месяцев, невозможно.

Однако фактически в вину вменено именно то, что ОАО «Тольяттиазот», продавая продукцию по ценам, существовавшим в период, когда поставка осуществлялась реально, не предвидело цен, которые установятся несколько месяцев спустя. Полная стоимость всей проданной продукции, определенная по ценам, которые «не угаданы», неосновательно рассматривается как похищенная. Она и составляет так называемый, а в действительности мифический «ущерб».   

Вместе с тем, значительный временной разрыв между фактическим осуществлением поставки и проставлением в грузовой таможенной декларации штампа «выпуск разрешен» характерен для всей внешнеэкономической деятельности. Он встречается повсеместно и существует постоянно по всей России. В такой ситуации остается признать: если приговор по делу «Тольяттиазот» вступит в законную силу, он создаст прецедент, с помощью которого можно уничтожать любой экспортно-ориентированный бизнес и изолировать от общества лиц, им управляющих либо владеющих.

4.     Исходя из заключения экспертов, суд счел, что стоимость продукции предприятия составляла 84,1 млрд. руб. (судья вынужден был признать многочисленные ошибки экспертов на общую сумму более 6,5 млрд. руб., при этом категорически отказавшись допросить экспертов в суде и назначить новую экспертизу, невзирая на иные существенные нарушения).

Необходимо отметить, что эксперты в заключении указывали случаи продажи продукции по ценам только ниже рыночных, ими же установленных, а те случаи, когда продукция реализовывалась, по их мнению, по рыночным ценам или выше рыночных цен, эксперты в своем исследовании не учитывали, что привело к получению недостоверного экспертного заключения.

5.     Более того, судья Кириллов не принял во внимание тот факт, что эти же эксперты по уголовному делу за период 2008-2011 гг., пришедшие к выводу о нерыночности цен на продукцию во все без исключения месяцы указанных лет, ранее проводили экспертизу по арбитражному делу по тем же вопросам за 2010 г. и установили, что 6 месяцев из 12 продукция «Тольяттиазот» реализовывалась по рыночным ценам.

Это произошло потому, что эксперты в арбитражном деле применили подход о допустимом интервале рыночных цен +/-20% по правилам ст.40 Налогового кодекса РФ, что ими не было сделано по уголовному делу.

По одному и тому же периоду (2010 год) одними и теми же экспертами был определен разный объем одной и той же реализованной продукции, различная рыночная цена на продукцию, что свидетельствует о неустранимых противоречиях между этими двумя экспертными заключениями, а также о различных подходах экспертов, которые они необъяснимо применяли во время производства экспертиз по арбитражному и уголовному делам, приходя к различным выводам по одинаковым вопросам определения цен реализации продукции «Тольяттиазот» компании «Нитрохем».

Надлежащей оценки судом первой инстанции это существенное обстоятельство не получило.

6.     Судья полностью проигнорировал полученные «Тольяттиазот» денежные средства за продукцию от «Нитрохем» в размере 65,5 млрд руб. (даже если применить логику суда о продаже по нерыночным ценам) и не вычел эту сумму из 84,1 млрд руб. (гипотетической рыночной стоимости), чтобы установить разницу недополученных денежных средств.

Наоборот, суд абсурдно указал, что «Тольяттиазот» якобы вообще не получил никаких денежных средств (что опровергнуто материалами уголовного дела и самим следствием) – как раз для того, чтобы эту разницу не устанавливать (а она составляет не 84,1 млрд руб., а 84,1 - 65,5 = 18,6 млрд руб.) и не корректировать заявленный миноритарным акционером АО «ОХК «Уралхим» гражданский иск, незаконное удовлетворение которого судом в приговоре на сумму более 87,6 млрд руб. направлено на рейдерский захват предприятия.

7.     Отдельно стоит отметить, что суд не принял во внимание и факт того, что акционерам, включая «Уралхим», производились выплаты дивидендов (в частности, «Уралхим» по инкриминируемому периоду было выплачено около 400 млн руб.), однако судья и денежные средства, полученные «Уралхим», посчитал похищенными, равно как и налоги «Тольяттиазот», заплаченные в бюджет России.

8.     При рассмотрении гражданского иска суд допустил абсолютно беспредецентное и революционное толкование классических институтов корпоративного права, полностью отказавшись от использования признанных инструментов этого профильного законодательства.

Содержание понятий «аффилированность», «заинтересованность в совершении сделки», порядок их выявления, вопросы свободы дивидендной политики общества, порядок одобрения сделок и последствия их неодобрения много раз были разъяснены Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ. Вопреки законодательству РФ и всей сложившейся судебной практике применения корпоративного закона, судьей Кирилловым в приговоре акционеры были «признаны» обладающими правами на имущество акционерного общества, свобода дивидендной политики вовсе «отменена», аффилированность «установлена» на основании свидетельских показаний, а для квалификации заинтересованности в совершении сделки использовались «общеупотребимые понятия». Сославшись на особенности доказывания в уголовном процессе судья признал, что доказывание этих фактов в порядке, установленном законодательством РФ, безрезультатно, а значит можно доказывать их иными способами, например одинаковым голосованием разных лиц на собрании акционеров или выдачей ими доверенностей одному лицу. 

9.     Суд определил, что акционер может иметь долю в выручке компании от продажи продукции пропорционально количеству принадлежащих ему акций. Причем в выручке не фактической, а гипотетической, рассчитанной никому не известным специалистом. И именно в выручке, а не в чистой прибыли, то есть без учета всех издержек компании, налогов и уже фактически выплаченных тому же акционеру дивидендов. Установленный законом механизм распределения прибыли собранием акционеров судьей Кирилловым принят во внимание не был.

10. Вопреки базовым экономическим правилам, судья установил, что прибыльное предприятие не должно брать кредиты, а если берет, то оно уже не прибыльное.

11. В нарушение принципа имущественной обособленности, судья привлек к солидарной ответственности наряду с подсудимыми даже якобы подконтрольные им компании. Приговором полностью отменено правило о том, что компании по долгам своих акционеров не отвечают.

12. В основу удовлетворения гражданских исков миноритарных акционеров ПАО «Тольяттиазот» – «Уралхим» и Седыкина Е.Я., судьей Кирилловым в приговоре положены нормы гражданского законодательства, не применимые хотя бы потому, что они были приняты спустя годы после рассмотренных судом событий.

13. Сам по себе гражданский иск «Уралхим» был заявлен миноритарным акционером от имени ПАО «Тольяттиазот», вопреки многократным заявлениям общества об отсутствии хищения продукции, а потому отсутствия претензий к кому-либо, при этом представители общества в суде к рассмотрению гражданского иска в рамках уголовного дела даже не были допущены, поскольку судья Кириллов посчитал, что участие в качестве представителя ПАО «Тольяттиазот» миноритарного акционера «Уралхим», находящегося в многолетнем корпоративном конфликте с обществом, достаточно защищает интересы ПАО «Тольяттиазот».

14. Судьей Кирилловым на основании ущербной экспертизы в приговоре указано, что стоимость химической продукции составила 84 млрд.180 млн. 250 тыс. руб., однако значительная часть удовлетворенного иска «Уралхим» на общую сумму 87 млрд. 665 млн. 334 тыс. руб. составили проценты на взысканные суммы, которые вовсе не могут начисляться.

Все эти и многие другие нарушения, допущенные судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела, подробно изложены в жалобах представителей ПАО «Тольяттиазот» и стороны защиты.

ПАО «Тольяттиазот», признанное Комсомольским районным судом г. Тольятти в качестве потерпевшего, обжаловало приговор по причине его незаконности, необоснованности и абсурдности.

Рассмотрение жалоб в апелляционном порядке в Самарском областном суде назначено на 08.10.2019 г.

Приговор от 05.07.2019 г. (по делу ТОАЗ).

Апелляционная жалоба на приговор представителя ПАО Тольяттиазот.

Дополнительная жалоба 1 на приговор представителей ПАО Тольяттиазот.

Дополнительная жалоба 2 на приговор представителей ПАО Тольяттиазот.

Апелляционная жалоба на приговор адвоката Гофштейна (в защиту Махлая СВ).

Долнительная апелляционная жалоба 1 на приговор адвоката Гофштейна (в защиту Махлая СВ).

Дополнительная апелляционная жалоба 2 на приговор адвоката Гофштейна (в защиту Махлая СВ).

Дополнительная апелляционная жалоба 3 на приговор адвоката Гофштейна (в защиту Махлая СВ).

Апелляционная жалоба на приговор адвоката Московского (в защиту Королева ЕА).

Дополнительная апелляционная жалоба на приговор адвоката Московского (в защиту Королева ЕА).

Апелляционная жалоба на приговор адвоката Тихомировой (в защиту Махлая ВН).

Дополнительная апелляционная жалоба на приговор адвоката Тихомировой (в защиту Махлая ВН).

 

 

28.07.2020Третий агрегат производства карбамида ТОАЗ получил положительное заключение главной госэкспертизы

ПАО «ТОАЗ» продолжает строительство третьего агрегата по производству карбамида – одного из ключевых инвестиционных проектов в химической индустрии России.

24.07.2020В 1 полугодии 2020 г. ТОАЗ нарастил выпуск основной продукции по сравнению с 2019 г.

Тольяттиазот подвел итоги работы в первом полугодии 2020 г.

21.07.2020ТОАЗ возобновил отгрузку карбамида на судах класса «река-море»

ПАО «ТОАЗ» возобновил практику доставки карбамида на судах класса «река-море», приостановленную в 2015 г., для потребителей на южном направлении.